liubov_zla (liubov_zla) wrote,
liubov_zla
liubov_zla

Category:

И.И. Бродский и Академия Художеств. Выставки и не только.

Наверно, я отношусь к тому вымирающему виду людей, для которых Бродский - не поэт, а художник. Более того, художник очень хороший, который всю творческую жизнь был законодателем художественной моды, более того, был одним из создателей социалистического реализма.

В этом году исполнилось 135 лет со дня рождения классика. В юбилейный год в парадных - Рафаэлевском и Тициановском залах Института живописи, скульптуры и архитектуры им. Репина (Академии Художеств) открылись 2 выставки, посвящённые заявленному герою. Обе - из коллекции академического музея, конкретнее - из музея-квартиры Бродского. Традиционная ссылка на событие http://artsacademymuseum.org/drugoj-brodskij/
По такому случаю и мне хотелось бы рассказать о выставках. Но не только. Ещё подробнее о Бродском - как хорошем администраторе, первом директоре обновоённого Института, а ещё - своеоразном буфере между художниками и властью, и конечно, о человеке и коллекционере.


А пока, для затравки - парадный академический конференц-зал. Направо - коллекция Бродского, налево - он сам. Про Академию и её музей надеюсь скоро сделать отдельный большой пост.


Итак, большой Рафаэлевский зал.



Напротив вводной статьи - фильм из серии "Парадный портрет власти". Фильм есть и в интернетах, его легко найти. Фильм сделан с определённой симпатией к герою, но симпатией осторожной - Бродского многие не любили за то, что он "жил при коммунизме". Хотя, отдельные участники фильма и пытаются оправдать художника за то, что он работал на власть, но, так как в представлении создателей фильма власть - кровавая и воспеванию не подлежит, то и оправдания художника как художника звучат не до конца внятно.

Первая картина, естественно, автопортрет. Я абсолютно сознательно не буду убирать бОльшую часть этикеток, так как на них содержатся аннотации, которые у меня нет желания переписывть. Да и смысла я не вижу, так как аннотации выполнены весьма хорошо.


Надо сказать, что Бродский выбился выбился "в люди" и в большие художники прежде всего благодаря своему таланту. И колосальному (известному по воспоминаниям) трудолюбию. И, конечно, по умению без мыла влезть куда нужно.
Художников у него в семье не было, родители предполагали его пустить по музыкальной части, но, в итоге, он с отличием закончил Одесское художественное училище (по временам "проклятого царизма" - очень уважаемого) и приехал поступать в Академию Художеств к Репину. Репин категорически не хотел его брать - он был очень поулярным преподавателем и в его мастерской для новых студентов места не было. И в итоге всё таки взял. И Бродский заделался его ЛЮБИМЫМ учеником. Официально, по крайней мере. А не официально, я так сильно подохреваю, что любимым учеником Репин былвсё таки Серов. Но Серов прожил мало и мемуаров не оставил. К тому же Бродский много моложе и действительно сделал яркую и блестящую карьеру.





Много лет спустя, в ДВУХЭТАЖНУЮ квартиру (совмещённую с мастерской) на площади Искусств к Бродскому пришёл его приятель Чуковский, обсудить свою предстоящую статью о недавно умершем Репине. И оставил в дневнике весьма язвительный отзыв: "17 февраля «… я взялся писать о Репине и для этого посетил Бродского Исаака Израилевича. Хотел получить от него его воспоминания. Ах, как пышно он живёт — и как нудно! Уже в прихожей висят у него портреты и портретики Ленина, сфабрикованные им по разным ценам, а в столовой — которая и служит ему мастерской — некуда деваться от „расстрела коммунистов в Баку“... И самое ужасное, что таких картин у него несколько дюжин. Тут же на мольбертах холсты, и какие-то мазилки быстро и ловко делают копии с этой картины, а Бродский чуть-чуть поправляет эти копии и ставит на них свою фамилию. Ему заказано 60 одинаковых „расстрелов“ в клубы, сельсоветы и т. д., и он пишет эти картины чужими руками, ставит на них своё имя и живёт припеваючи. Все „расстрелы“ в чёрных рамках. При мне один из копировальщиков получил у него 20 червонцев за пять „расстрелов“. Просил 25 червонцев.

Сам Бродский очень мил. …чтобы покупать картины (у него отличная коллекция Врубеля, Малявина, Юрия Репина и пр.), чтобы жить безбедно и пышно, приходится делать „расстрелы“ и фабриковать Ленина, Ленина, Ленина. Здесь опять таки мещанин, защищая своё право на мещанскую жизнь, прикрывается чуждой ему психологией. …

Примирило меня с ним то, что у него так много репинских реликвий. Бюсты Репина, портреты Репина и проч. И я вспомнил того стройного изящного молодого художника, у которого тоже когда-то была своя неподражаемая музыка — в портретах, в декоративных панно. Его талант ушёл от него вместе с тонкой талией, бледным цветом лица".

И это в период массового разбора бараков и создания до сих пор существующей системы коммуналок.





Кстати, ведь именно Бродский ездил к Репину в "незалежную" Финляндию, звать Репина назад в Питер. Но Репин упёрся, сославшись на старость. Отчасти это выло правдой - ему было уже за 80, у него не работала рука. И только завещал свою усадьбу на Карельском перешейке Академии.

Ниже - легендарные "Красные похороны". По этой картине, созданной в период Первой русской революции" можно судить о том, что художник не только ради материальных благ сидел за спиной у власти. Правда, в период "междуцарствия" он ухитрился "сработать" и портрет Керенского, но это уже детали.



А когда укрепилась Советская власть, ей тоже понадобиилсь свои певцы. И, с лёгкой руки Луначарского, которому нравилось покровительствовать художникам, Бродского с товарищами пригласили "освещать" 2 Конгресс Коминтерна. Там же Бродский впервые увидел Ленина. И сделал с него несколько рисунков. И подошёл к Ильичу за автографом. Ленину рисунки не понравтлись и он ехидно фыркнул, что "впервые подписывается под тем, с чем не согласен".
Кстати, если верить мемуарам самого Бродского, то можно решить, что он один был художником на открытии Конгресса. А их там была бригада (набранная, кстати, им самим). Там были и старший Бучкин и Малявин, и Чехонин. Кстати, П.Д. Бучкин и А.А. Рылов в своих мемуарах Бродскому посвятили по главе. А Бродский пошет ТОЛЬКО о себе. Другое дело, что писал он мемуары в спешке, зная, что быстро умрёт (его не стало в 1939 году от рака крови), и мог быть сконцентрирован на оценке своей жизни.





После завершения Конгресса Бродский затеял отдельную картину. О её "за и против" можно прочесть тут: https://ru.wikipedia.org/wiki/Торжественное_открытие_II_конгресса_Коминтерна_во_дворце_Урицкого_в_Ленинграде
Переписывать цитаты я не буду. Скажу только, что большие работы мне у Бродского не нравятся - в них видно, что он работал с фотографий. А Репин скрыто хвалит себя (и своё заседание Госсовета) через своего ученика.



Но, таким образом Бродский снова оказался у власти, чему и был рад. И работал на совесть. Но, официальные работы Бродского стоят отдельного разбора, я не хочу на них останавливаются.
А хочу остановиться на его человеческой жизни и деятельности в катчестве администратора и ректора Академии.




В 1924 году он с семьёй (второй женой и сыном от первого брака) занял первый этаж квартиры во флигиле Михайловского театра на пл. Искусств. На втором этаже был ещё какой-то жилец. После смерти этого жильца Бродский обратился к своему приятелю Ворошилову с ходательством, что бы ему под мастерскую и коллекцию выделели и второй этаж. Власть на это пошла. Тогда же, по примеру Репина, у которого перед революцией гости собирались по средам, Бродский стал устраивать "Четверги", когда на обед к ему собирались гости-друзья-приятели-художники. Вроде, эти четверги были на предыдущей квартире, на Петроградской стороне, но на  пл. Искусств особо развернулись. И именно эту квартиру так ехидно описывал Корней Иванович. И, да, можно сказать, что, будучи коммунистом, он жил изрядным барином-буржжуем.
В архиве музея Академии хранятся почему-то неопубликованные мемуары сына Бродского, ставшего потом инженером-путейцем. Об этом мне расказывали пару лет назад сотрудники экспозици. Этот человек поселился в этой квартире совсем маленьким и потом,взрослым, в таком духе комментировал происходящее: "Что де в голодном, пустом послереволюционном Петрограде такие роскошные квартиры были никому не нужны, поэтому так легко и досталась их большой семье". Видимо, он пересказывал (можнт быть и искренне так думал) слегка лукавые мысли отца.

Но на обедах у него кормилось пол-города. Звал он и гордого Филонова. Но, Филонов то был гордый маниак, к тому же, имел возможность кормиться за счёт своей жены-политкоторжанки, поэтому мог себе позволить фыркать и не ходить. Так же Бродский дал работу уже сильно болеющему Кустодиеву, купил его работы. Так же он покупал работы ЛУЧШИХ из своих противников в искусстве. Чуть . позднее он помогал с возвращением из эмиграции Билибину и Щекатихиной.
До создания в 1934 году Союза художников, Бродский состоял в АХРе (ассициаци художников революции). Но так его не очень любили, считая, что в своё время был он недостаточно революционен.


В своих работах он, действительно, оставался добротным реалистом. Хотя, в молодости он писал хорошие, декоративные пейзажи, а потом, декоративизм бросил, и оставил хорошую Академическую РЕАЛИСТИЧЕСКУЮ выучку. И, часть "художников" типа всплывшего в смуту "Намалевича" терпеть Бродского не могли именно за его добротный профессионализм. В период, когда социалистический реализм ещё не окочнательно утвердился в своих кондовых проявлениях, "формалисты" даже иногда отказывались вешать картины Исаака Израилевича на общие выставки в Русском музее. Бродский бегал жаловаться к приятелю  Ворошилову (речь шла о выставке к 15-летию РККА). Кстати, помимо прочего досталось от Бродского и отцу знаменитых литераторов Натану Залмановичу Стругацкому.




«Черные стены»
«Говоря о борьбе, которую пришлось вести художникам-реалистам в конце двадцатых и начале тридцатых годов, нельзя не вспомнить «деятельность» Н. Стругацкого, которому поручено было устроить в Русском музее выставку работ ленинградских художников.
Он организовал на выставке так называемые «черные стены», на которых должны были висеть картины художников, «классово чуждых пролетариату». На этих стенах на видном месте были повешены мои работы, а также Чепцова, Дроздова, Зверева и других.
Все художники были разделены на «вредителей», «попутчиков» и «пролетарских художников». Под каждой картиной имелась специальная надпись. Я не мог спокойно перенести эту архидемагогию.
Помню, что как раз в то время шла подготовка юбилейной выставки, посвященной пятнадцатилетию РККА. Распределение заказов попало в руки художников из общества «Круг».
Они не могли исключить меня из списков, так как знали, как относится ко мне К.Е. Ворошилов, по инициативе которого создавалась выставка. Однако я решил отказаться от заказа на том основании, что на выставке я был объявлен «вредным» художником, а вредители не имеют права писать картины для Красной Армии.
Мне позвонили из Реввоенсовета и сказали, что необходим мой приезд в Москву. Я выехал, захватив с собой фотографии с работ «круговцев», чтобы продемонстрировать, каким художникам поручено писать картины о Красной Армии.
Фотографии я показал К.Е. Ворошилову и в Центральном Комитете партии. Специальным приказом народного комиссара просвещения А.С. Бубнова Стругацкий был снят с работы в Русском музее, а «черные стены» с оскорбительными ярлыками были ликвидированы».

Цитирую по сборнику "Памяти И.И. Бродчкого". Л. 1959, художник РСФСР, стр 205


Приведённая цитата носит скорее мемуарных характер, но а налогичных книгах (которых, у меня, увы, нет дома) мне доводилось видеть и жалобные докладные записки на эту тему.


А теперь о Бродском в Академии.
Немного о предыстории вопроса. После Октябрьской революции ВУЗ в стенах Академии был упразднён. Вместо него был образован ВХУТЕИН - Всероссийский художественный инстетут (по аналогии со ВХУТЕМАСом в Москве). Единой программы не было. Преподаватели - самые разношёрстные. И Петров-Водкин, и Ларионов, и Филонов, и Рылов, и Татлин и другие. Бродского в их составе не было. Каждые мастер набирал себе учеников и преподавал по собственой методе. Мне доводилось слышать об экспериментах такого рода: в зале ставились качели, на нах сажали натурщицу и раскачивали. Как "опус", и.б. и имеет право быть, но не как задание для обучению рисунку.
Ректор выбирался на 3 года посменно от каждого фундоментального направления: живописи, скульптуры и архитектуры.
Список ректоров выглядел так


Далее я позволю себе пересказать мемуары Рылова, в которых сюжет с "Масловским скандаорм" описан яркими красками. Предыдущего ректора, почтенного Эссена, стремившегося возродить Академию (царскую), которую помнил сам и трепетно относился к собранию слепков и прочим коллекциям, затрравили "леваки от искусства". То бишь Малевич и пр. Его обвиняли в излишнем консерватизме (что было отчасти верно), несоответствии времени, потворству буржуазным вкусам. В итоге, его ушли. И появился некто Маслов. Причём, я даже имени его не знала до недавнего времени - такую негативную пямять он о себе ставил. Первым делом, он велел побить слепки, чем свёл бедного Эссена в могилу. Спустя какое-то время из Москвы пришла разнорядка на Рериховских эскиз к панно на Казанском вокзале, который тогда был в ремонте. Рерих к тому времени уже какое-то время жил в загранице и поэтому считался "идейно чуждым". Эских был порезан на холсты для студентов. Вышел конфуз и полетели головы. (по А.А. Рылову. Воспоминания, издт Художник РСФСР 1977 стр 208)


Вот, собственно, и сам Рылов.



Тут вступил на сцену Бродский. И начал лихо наводить свои порядки. Всех преподавателей разогнал и начал набирать снова. Речи с его обходов опубликованы посмертно. И они шедевральны. "Вы - оболтусы-разгельдяи-тунеядцы - не виноваты, что вас плохо учили. Но, Государство на вас тратит столько-то и столько-то денег, оторваных у рабочих и крестьян. Извольте отрабатывать. А наше дело вас, наконец, научить." Он, явно, потрясал кулаками.
Мне сложно представить, что бы с сегодняшними контрактниками так разговаривали. И, я так подозреваю, что именно напряжённая административная работа и погубила в нём не только ххудожника, но и человека - его не стало через 5 лет после назначения. И это притом, что других испытаний в его жизни особо не было.

Помимо налаживания институтской жизни Бродский занялся - что тоже ему нужно поставить не внесомненную заслугу - созданием системы среднего художественного образования (художественные школы) и подготовкой преподавателей для них. Так что, как-то так. Ему памятник нужно за это ставить, а о нём после смены режима постарались забыть, как об отжившей старине. Кстати, музей в его квартире был открыт в 1959 голу, а сразу после его смерти улица михайлова была переименована в ул. Бродского.


Немного официоза.






































Второй - тициановский зал с коллекци






Григорьев

Кустодиев


Репин и Нестеров






И снова Кустодиев





Малявин

Серов

Кириак Константиди - одесский преподаватель




Фешин

Савинов

Бакст и Сомов



Яковлев


Кустодиев.


Рерих


Шагал


Головин

Петров-Водкин. Портрет собаки.


Борис Григорьев


К.Ф. Юон






А.Н.Бенуа


И.И. Левитан. Портрет Кувшинниковой


А.А. Рыов. лебеди над Камой. Этим "лебедях" Рылов посвятил отдельный сюжет в мемуарах. И этот же мотив потом использовался в знаменитом "Голубом просторе".


Поленов. Мельница в Нормандии.


Тропинин и Боровиковский


Кустодиев ностальгирует о прошлом. Как всегда. За кадром остались Айвазовский, Куинджи и многие другие.


Tags: #Академия Художеств, #Бродский
Subscribe

  • О странной рекламе

    Вот такого рода постерами увешаны городские окраины и пригородные шоссе. Такого рода плакаты появилась уже давно и посвящены разным городким…

  • И смех и грех.

    Пару недель назад, когда ещё стояла жара, мы поехали купацца в Комарово. И в этом была наша ошибка. То, что пляжи этой части Финского залива инвестны…

  • Выставка фарфора на Елагином острове

    В завершении рассказа о посещении дворца на Елагином острове показываю фотографии с самой маленькой экспозиции дворца - небольшой выставке фарфора…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments