Categories:

Старая Ладога. Васильевский погост

Следующим пунктом нашей культурной программы стала деревня Чернавино, расположенная на правом берегу реки Волхов, ровно напротив крепости. 

В деревне сразу несколько интересных объектов. Самые известные из них — 2 церкви. Первая — 16 века — во имя Василия Великого. Вторая — Преображения Господня, постройки знаменитого А.М. Горностаева. 

Обе церкви когда-то входили в состав монастыря. 

Неожиданно по пути к церквям оказалась ещё и часовня. Неожиданно, так как я в деревне Чернавино была уже третий раз, а часовни не помню совершенно.  

А напротив часовни — частный дом, хозяев которого, видимо, ну очень одалели туристы, но они (хозяева) ещё находят силы хихикать над происходящим. 

Неожиданный привет из прошлого. Судя по определённой утоптоннасти травы рядом с почтовыми ящиками, ими кто-то продолжает пользоваться. 

Наконец подходим к церквям. 

церковь Василия Великого
церковь Василия Великого

И — встречаем удивительного человека — Дениса Арутюнова, который любезно провёл нам великолепную экскурсию по церквям и могиле художника Максимова. 

Внутри Васильевской церкви
Внутри Васильевской церкви

3 часа, которые к нас были перед автобусом, пролетели совершенно незаметно. Денис — по основному роду занятий инженер-гидравлик, участник недавней реконструкции Волховской ГЭС. А ещё — доктор искусствоведения и доктор истории, автор книг о Старой Ладоге и академике живописи В.М. Максимове. 

Его рассказы были очень подробны и очень наглядны. 

Сейчас попробую конспективно всё это пересказать, благо в основе материал был знакомый. К сожалению, я не знаю, как выстроить текст так, что бы он строго соответствовал иллюстративному материалу. Но, постараюсь.  

Церковь Преображения Госпдня, архитектор Горностаев
Церковь Преображения Госпдня, архитектор Горностаев

Васильевский монастырь впервые упоминается в Новгородских документах в 1555 году. Скорее всего, тогда же была построена и каменная церковь во имя св. Василия Кесарийского. Существовала (сейчас тоже существует, но в другом месте) деревянная Благовещенская церковь (стоявшая на каменном фундаменте) и деревянная колоколенка. 

К 1620 году каменная церковь находилась в руинированном состоянии. Наш провожатый очень красочно, доходчиво и, что не мало важно — очень конкретно, описал нам экономические последствия Смутного времени и конкретно, шведско-французского нашествия на эти места. Сколько в Ладоге находилось домонгольских церквей (чуть не 18, против сохранившихся 3-х). Сколько было монастырей, сколько деревень. Как резко сократилось население и т.п. 

О нашествии призванных Василием Шуйским (в противовес полякам обоих Лжедмитриев, королевича Владислава и пр.) шведах во главе с французом Делагарди мы все знаем из школьного курса истории. Но, из-за общей поверхностности школьной программы реальные масштабы бедствия от нас ускользают. А тут мне представился замечательный случай что называется, уточнить историю на месте. 

Васильевский монастырь хоть плохо, но польско-французское нашествие пережил. И, с 1618 года он стал филиалом Валаамского монастыря. Так сказать, первым Ново-Валаамским монастырём (по аналогии с современным финским Ново-Валаамским монастырём). 

Дело в том, что в 1611 году игумене Макарии, Валаамский монастырь был уничтожен до основания. Шведы, взяв Корелу, разрушили многие места, высадились и на Валаамский остров, напав на монастырь. Игумен Макарий, с частью братии остались на острове, прияв смерть от шведов. Храмы, кельи, трапезу, ограду, гостиницу – всё что можно было сжечь — сожгли шведы. 

Но бОльшая же часть братии всё таки остров покинула, оставив «под спудом» только главную святыню — мощи основателей монастыря преподобных Сергия и Германа Валаамских. Иноки, видимо, ожидали нападения шведов, и на случай его заблаговременно принимали свои меры. Так, с Валаама увезены были многие св. иконы, которые долго сохранялись в разных новгородских монастырях, кресты, ризы, колокола и казна монастырская. Основная часть из оставшихся в живых, будучи раз соединены прочными узами иноческого братства, удалились в Старую Ладогу. Там, по царскому указу, поместились они в монастыре святителя Николая. Но, беда шла за монахами следом. Шведы, разорив Ладогу, убив многих из них, захватили часть монастырской казны. Тогда оставшиеся в живых перешли в Тихвинскую Успенскую обитель. 

Испытания продолжались: уже поляки напали на Тихвин, и еще многое из монастырской казны отняли. С удалением врагов от Тихвина, иноки, затрудняясь в средствах к жизни, обратились к Новгородскому митрополиту Исидору с испрошением себе пристанища. Святитель назначил им Антониев Дымский монастырь; но и там они не могли найти для себя прочного приюта: там было тесно. Тогда-то валаамский строитель Сильвестр с братиею, в 1618 г., подал челобитную  новому государю — государю Михаилу Фёодоровичу Романову — в которой просил у царя дозволения поместиться в Ладожском Васильевском монастыре.

Государь повелел особенною грамотою, от 11 июля 1618 г., ладожским воеводам Неплюеву и Змееву отвести Васильевский монастырь для обитания Валаамских старцев, дозволить им владеть вотчиною и рыбными ловлями того монастыря, строить монастырские здания и призывать братию. Проживая в Васильевском монастыре, валаамские иноки не считали себя его постоянными обитателями, а монастырь этот – своим. Но иноки, по-прежнему, считали Валаам своим местом, себя – иноками Валаамского монастыря, взирая на Васильевскую обитель только как на временное пристанище для своего упокоения.

Таким образом вышло 2 монастыря в одном. Валаамские монахи для своих служб использовали уже упоминавшуюся деревянную Преображенскую церковь. 

В ходе Северной войны, в 1715 году игумен Кирилло-Белозерского монастыря Иринарх через Кн. А.Д. Меньшикова довёл до Петра Первого мысль о необходимости возрождения Валаамской обители на прежнем месте. 

Поднимаемся на колокольню Преображенской церкви.
Поднимаемся на колокольню Преображенской церкви.

Спустя ещё 150 лет, легендарный Валаамский игумен Дамаскин (Кононов), 40 лет руководивший Спасо-Преображенским монастырём, испросил у Александра Второго разрешения раскатать деревянную Преображенскую церковь по бревну и перевести её на Валаам, где она находится по сей день. На каком конкретно скиту, к сожалению, не знаю. 

После отъезда Валаамской братии на Остров оставшийся монастырь перевели в подчинение Троицкому Зеленецкому монастырю, а с церковной реформой Екатерины Второй («национализация» церковной собственности и разделение монастырей по классу финансирования) в 1764 году упразднён окончательно. Васильевская церковь стала приходской. 

Кстати, сильно обветшавшая в Смутное время Васильевская церковь в 1686 году, при царе Алексее Михайловиче была основательно отремонтирована. Фактически перестроена заново их старых камней на старом же фундаменте. Перестройку финансировал дворянин Тихон Иванович Бестужев, имение которого располагалось неподалёку. 

Судьба обеих церквей в новейшее время вполне типична. В Советское время в Васильевской церкви располагался сельский клуб. В Преображенской же — склад смазочных материалов и какого-то совхозного инвентаря. Не по профилю, зато с крышей и в тепле. Настоящая же разруха началась именно 30 лет назад, с развалом Союза. Это сейчас выглядит фантастикой, как за короткое время всё может придти в упадок. Преображенская церковь (архитектор Горностаев) осталась без крыши именно после перестройки. Кому понадобилась старая жесть, остаётся тайной. Наш замечательный гид рассказал, что когда он с командой энтузиастов начали разбирать накопившиеся завалы, уровень мусора был выше окон. 

Фантастика, сэр

Надо сказать, что остальная информация почти порадовала. Во всяком случае, вселяет определённую надежду. А заодно поражает бытовым маразЬмомЪ. 

Старая Васильевская церковь — памятник истории федерального значения. Она в 2004 году передана в ведение Староладожского Никольского монастыря Если я поняла правильно. Так как Никольский монастырь — мужской, а Денис, вроде, говорил о насельницах. А есть ещё женский — Усепнский. Я с дуру не переспросила.  Несколько человек братии даже живут не подалёку, в самой деревне Чернавино. Проект восстановления со всеми архивными и инженерными исследованиями есть. Но его согласовать — дороже самих ремонтных работ. Насколько я понимаю, главные деньги — официальная историко-культурная экспертиза. 

Как раз Никольский монастырь.
Как раз Никольский монастырь.

Преображенская церковь — памятник регионального значения и пока в региональной собственности. Денис говорил, что оформить бумаги в этом случае принципиально проще. Но здесь начинаются концептуальные затруднения. Ну, будут нормально восстановлены оба храма. И?!? Передать и второй храм РПЦ? Кто туда ходить будет? Особенно при наличии двух монастырских и одной приходской церквей в Старой Ладоге. А ещё церквей в Волхове.

Немного отступая от хронологии повествования. Вот эту большую берёзу с боку Васильевской церкви посадил собственноручно знаменитый уроженец этих мест — художник-передвижник, академик живописи В.М. Максимов.

Собственно, могила художника В.М. Максимова.
Собственно, могила художника В.М. Максимова.

Причём, изначально В.М. Максимов был похоронен рядом с могилой своих родителей — с восточной стороны Васильевского храма, сразу за алтарём. Зачем понадобилось перезахоронение на такое незначительное расстояние — кладбище начинается сразу за Преображенской церковью — между первым местом захоронения и нынешним метров 50. Возможно, это было сделано для удобства туристов и потомков. Дело в том, что после революций могила художника заросла (как сейчас заросла могила родителей) и почти затерялась. в 1950 годы местные энтузиасты могилу смогли найти и настояли на перезахоронении (на котором, кстати, присутствовала внучка художника), состоявшемся в 1957 году. Подробнее эту историю можно проесть здесь http://volhovogni.ru/articles/media/2017/11/30/poslednij-priyut-vasiliya-maksimova/

Возвращаюсь к основной линии рассказа. Итак, в очередной приходской церкви нет необходимости. Нашему гиду — Денису Арутюнову, который, кстати, является членом попечительского совета Васильевского погоста, предлагалось сделать в этом месте (благо, что место очень хорошее) вип-приход выходного дня, с привозным из Петербурга батюшкой и приезжающими же раз в неделю прихожанами. 

Но пока эта идея его не прильшает. Насколько я поняла, главной любовью Дениса (увы, я не уточнила его отчества) является всё таки художник В.М. Максимов, уроженец этих мест. Художник действительно необыкновенный. Крестьянский сын, ставший академиком. Отказавшийся вслед за И.Н. Крамским от конкурса на золотую медаль Академии Художеств, женившийся на генеральской дочке, автор росписи русского павильона на Всемирной выставке в Париже (1867) и пр. Больше я о нём сейчас писать подробно не хочу сознательно — это отдельная большая тема.  Важно то, что в деревне Чернавино сохранился дом В.М. Максимова. Он сейчас, правде, перестроен и находится в частных руках. Но он есть. 

На фотографии интерьер Васильевской церкви. На фотографии виден результат очередной переделки (вроде бы середины 19 века), когда были объединены основной объём храма и "встроенная" трапезная.
На фотографии интерьер Васильевской церкви. На фотографии виден результат очередной переделки (вроде бы середины 19 века), когда были объединены основной объём храма и "встроенная" трапезная.

Денису, судя по всему, очень хочется создать в кирпичной Преображенской церкви и, может быть, окрестностях, музей художника В.М. Максимова. И большую краеведческую экспозицию с рассказом о том, какие усадьбы находились рядом. Делать какие-то отдельные экскурсии по этим усадьбам он большого смысла не видит, так как от усадеб сейчас не осталось ничего и рассказ бы выходил в духе «тут когда-то было это, а вот тут — ещё что-то». 

Мы вернулись в Васильевскую церковь. 

И здесь начался разговор о том, каким изменениям и перестройкам подвергался храм, какие существуют источники информации и т.д. А заодно и об общей истории этого места. 

Основной объём храма с небольшим алтарём
Основной объём храма с небольшим алтарём

То, что река Нева — с геологической точки зрения очень молода — не новость. Так же не новость, что эта местность была заселена ещё в бронзовом веке. А вот о чём я как-то не задумывалась, так это о том, что в доисторическую (которая на самом деле не доисторическая, а — дописьменная) эпоху был намного лучше климат, чем сейчас. То есть, в нашей местности было так же тепло, как сейчас где-нибудь в Грузии. Так же, правда уже не так давно, во время близкое к письменной истории Ладожское озеро подходило намного ближе к Ладожской крепости чем теперь. И именно этим объясняется стратегическая важность крепости именно в этом месте. 

Закладной камень Преображенской крепости.
Закладной камень Преображенской крепости.

Так же мы долго говорили о том, какие клады были найдены на территории Старой Ладоги, о том, а был ли мальчик, который Рюрик, о том, как, где и с кем торговали как славяне и скандинавы. Мне сложно сказать насколько это так, но Денис — сторонник версии, что Рюрик был зятем ладожского князя Гостомысла и вроде как получил власть по наследству. Вполне возможно. Но он всё таки по основной работе — инженер (он участвовал в недавней реконструкции Волховской ГЭС) и я совершенно не уверена, что его знания в древней истории столь же фундаментальны как и в истории более новой. То, что он рассказывал про Васильевский погост — бесспорно. Про Рюрика — не уверена. 

Моя однокурсница Наталья, у которой в Волхове я гостила и наш гид Денис Арутюнов. 

Список домонгольсках храмов и монастырей Старой Ладоги. Масштабы впечатляют. Особенно с поправкой на то, что сейчас в Ладоге домонгольских храмов осталось только 3.
Список домонгольсках храмов и монастырей Старой Ладоги. Масштабы впечатляют. Особенно с поправкой на то, что сейчас в Ладоге домонгольских храмов осталось только 3.

Из интересного оказалось, что сейчас стали доступны и шведские архивы. В том числе те фонды, которые оказались в Швеции после Смутного времени в России. 

Мы хотели ещё дойти до Волхова и курганного комплекса «Плакун». Но Денис нас активно от этого отговорил из-за моей неподходящей обуви. Там, в отличии от основной курганной группы рядом с крепостью, не выкашивается трава. Соответственно, живут гадючки. Наталья вот предуссмотрительно была в резиновых сапогах. А я — в кросовках. 

Да и погода на удивление не очень располагала к прогулкам на открытом воздухе — даже у нас так редко так штормит. Нас только вещи на земле и держали от полётов на зонтах. 

В своде - отверстие для несохранившегося дымохода. Для чего ниши в стене над дверью - не знаю.
В своде - отверстие для несохранившегося дымохода. Для чего ниши в стене над дверью - не знаю.

Мы спрятались для разговора в Рождественском (надеюсь, я не путаю) пределе Васильевского храма, который использовался как мини баптистерий. Увы, кроме как с памятью мне свериться не с чем. Ни на улице, ни в основном объёме храма говорить было не  возможно из-за шторма.  

За спиной Дениса ниша для какой-то святыни. При более поздних ремонтах ниша была сильно уменьшена. 

Теперь немого о хорошем, во всяком случае, внушающем определённую надежду. 

Старая Ладога живёт. А вместе с ней живут и деревня Чернавино и другие посёлки вдоль Волхова. И плохого: «старое», доперестроечное население доведя 2 исторических храма до неприличного состояния, спилось, не вписавшись в рынок. Но сейчас в Ладоге и соседних посёлках всё не так безнадёжно, как было лет 20 назад. Участки стали покупать бывшие жители Санкт-Петербурга, которые вполне сознательно стали уезжать из города ради экологии, тишины и пр. 

Рождественский предел, вид снаружи.
Рождественский предел, вид снаружи.

До определённой степени они сами себе создают работу — кто-то снабжает сувенирами музей в крепости. Кто-то держит ферму. У кого-то конюшня. Кто-то работает в Волхове, где сейчас выстроили новый завод. В школу дети ездят либо в Волхов на школьном автобусе, либо на пароме в Ладогу. Паром работает постоянно, за 10 рублей. В межсезонье и непогоду из Ладоги тоже существует школьная развозка. 

Камнями обозначены остатки ещё какой-то церковной пристройки. Чуть ли не торговой.
Камнями обозначены остатки ещё какой-то церковной пристройки. Чуть ли не торговой.
Уступы на углах церкви должны имитировать венцы, которые мы привыкли видеть в деревянных постройках. Над окнами, под крышей - традиционное украшение новгородских храмов.
Уступы на углах церкви должны имитировать венцы, которые мы привыкли видеть в деревянных постройках. Над окнами, под крышей - традиционное украшение новгородских храмов.

Под этим кустом — за алтарём Васильевской церкви — могила родителей В.М. Максимова и первое место упокоение художника. 

Мой длинный рассказ подошёл к концу. Блин, я 1.5 месяца этот пост писала. Стыд мне и позор. 

Ещё раз хочется теперь уже удалённо — как сейчас принято — сказать «СПАСИБО» пригласившей меня в гости Наталье и нашему случайному гиду Денису Арутюнову. Кто бы мог подумать, что вокруг 2 (ДВУХ) церквей мы будем бегать 3 часа открыв рот и развесив уши?!? И это при то, что я не первый раз в этом посёлке и материал для меня в общем не был новым?

ещё одна попытка спрятаться от ветра
ещё одна попытка спрятаться от ветра

Доехать туда можно либо на своей машине, либо на 24 автобусе из Волхова, либо — перевозом из Старой Ладоги.  

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your IP address will be recorded